korevz


Бесстрашие пред повседневным


Previous Entry Share Next Entry
Макс Фрай, «Ключ из жёлтого металла» (Фрам, 2008)
korevz
Вообще-то, не надо про эту книгу писать. Потому что те, кто уже прочитал — сами всё поняли. А тем, кто ещё не читал, но собирается — данный текст читать нельзя. Поэтому здесь только «общие слова», остальное — под катом.

Как бы история приключений сына некоего Карла в поисках ключа из жёлтого металла от маленькой дверцы в подвале. Приключений, в которых, безусловно, найдётся место демоническим антагонистам, подозрительным попутчикам, исчезающим под вечер из лесной таверны, девочке с пуделем и так далее со всеми, практически, остановками.


Собственно, довольно точное, пусть и изобретательное, следование известному сюжету, вкупе с некоторой словесной избыточностью, поначалу даже утомляет: ну да, ну Фрай, ну увлекательно, но ведь всё же уже понятно до самого конца! Собственно, на это и должен пойматься читатель. Очевидная литературная игра создаёт иллюзию очевидного, предсказуемого мира с известными законами (что особенно забавно на фоне несомненной мистичности всего происходящего) — и сквозь это-то ощущение предсказуемости мира финальная часть прорывается, обнаруживая, в который уже раз, что твоя «привычная реальность» — всего лишь рисунок на холсте. А что за этим холстом — предположить невозможно, но несомненно нечто неимоверно прекрасное. Прекрасное — не потому, что мы вот такие прямо оптимисты, а как следствие простого факта: любая неизвестность лучше муляжа «освоенной реальности». В этом, видимо, и суть. И в том, что мир изменяется — тобой.

Необязательные дополнения:
* характерно для Фрая, «развлекательно-приключенческая форма» — лишь оболочка для важного; в этом смысле почти все книги и из цикла про Ехо, и вне его — скорее притчи, «понятно про сложное», да.
* ещё один характерный момент: герой изначально (внешне) благополучен, завязкой сюжета не является ни подлянка, подброшенная судьбой, ни даже некое его собственное желание; это вообще довольно интересный момент: легко выстроить сюжет от страдающего или стремящегося героя, но если у него как бы «всё есть» изначально — приходится двигаться дальше (насколько я понимаю, эти мои рассуждения перекликаются с рассуждением самого автора: «[...] литература [...] – прямое следствие богооставленности, которая сама по себе – первопричина и фундамент всех человеческих страданий. [...]
использовать этот заточенный под страдание инструмент для описания прямо противоположного состояния – вот вызов и достойная цель.»)
* и ещё один характерный момент: сталкиваясь с неведомым и непостижимым, герой (как минимум поначалу) ужасается, ищет бытовых объяснений и вообще всячески тормозит судьбу; что (опять же, будучи немножко знакомым с фраевскими взглядами) представляется не совсем натуральной, но, в конечном итоге, единственно возможной эмоцией: ужас и восхищение
* и, наконец, мне кажется, Фраю здесь удалось решить задачу, на исполнение которой Уэллсом в своё время сетовал сэр Макс: убедительно описать, что было за зелёной дверью в белой стене. По крайней мере, один из вариантов.

?

Log in

No account? Create an account